Воскресенье, 17.12.2017, 12:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Неофициальный сайт журфака КГУ
Форма входа
Меню сайта

Категории каталога
Интернет-журналистика [37]
Новости журналистики [8]
Статьи по теории журналистики [35]
Заработок: Копирайтинг, рерайтинг, фриланс [29]
Жанры журналистики [28]
Журналистика для начинающих [30]
Практика журналистики [14]
Видео по журналистике и филологии [35]
Вакансии для журналистов и копирайтеров [16]

Друзья сайта

Сайты курских СМИ

Наш опрос
Зарабатываете ли Вы с помощью журналистики в Интернете?
Всего ответов: 1424

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

| Рейтинг: 0.0/0 |
Главная » Статьи » Статьи по теории журналистики

Медиа-аналитик Василий Гатов: «Журналисты — это абсолютные дилетанты»
GatovИздание theoryandpractice.ru выпустило интервью со специалистом в области медиа с 25-летним стажем и автором проекта Postjournalist.ru Василием Гатовым. "Журфак сейчас пытается за первые три года впихнуть в человека некоторое количество общих знаний с небольшим количеством пояснений о том, как эти знания применять", - одна из самых сильных, но еще не самая сильная цитата интервью. И вот в каком контексте это было произнесено.

— Что бы вы посоветовали человеку, который обратился к вам с вопросом, где ему получить дополнительное образование в сфере новых медиа в цифровой среде?

Gatov— Сложный вопрос, практически невозможно на него ответить. Наверное, это была бы рекомендация получить второе высшее на журфаке московского или петербургского госуниверситета либо попробовать опции дополнительного образования Высшей школы экономики. Мастер-классы и лекции в целом не дают некой интегральности мышления, целостного понимания, как осуществлять ремесленную практику. Журналистское медийное образование достаточно академично — даже несмотря на ввод болонской системы; оно неправильно скроено, на мой взгляд. Журфак сейчас пытается за первые три года впихнуть в человека некоторое количество общих знаний с небольшим количеством пояснений о том, как эти знания применять — а потом на уровне магистра уже готовить прикладного специалиста. Мне кажется, что все должно быть наоборот: вначале человека должны обучать быть ремесленником, в последний год давать ему тестирование, в состоянии ли он заниматься практической или исследовательской работой, а потом уже на стадии магистра развивать его редакторские или режиссерские способности или академические таланты.


— Какие главные темы вы затрагиваете, когда рассказываете о том, как меняются медиа?

Gatov— Мы родились в мире, в котором были одни правила в медиажизни, сегодня эти правила модифицировались. Они серьезно сдвинулись с прежней точки, где был лимитирован доступ к печатному станку, где существовали формальные ограничения на распространение информации — и, самое главное, на то, кто является ее источником. Мир прошлого регулировал право людей на создание контента и, тем более, его дистрибуцию — такого больше никогда не будет. Мы живем в эпоху, когда право каждого создавать и распространять контент практически гарантировано наличием интернета. Это совершенно новые обстоятельства, в которых менеджерские и журналистские цели тоже выглядят совершенно по-новому.


— То есть в основном вы проповедуете какие-то общие концепции?

Gatov— Когда вы рассказываете людям какие-то вещи, которые входят в противоречие их знаниями или установками, вы открываете им новую реальность, проводите неакадемическое вскрытие мозга. Потом в эти вскрытые мозги гораздо проще вставлять какие-то практические знания, которые состоят из другого сета возможностей, — и главное, люди сами стремятся к их немедленному получению. Это всегда сочетание теоретической базы — способности людей думать по-другому — и практической.

Приведу простой пример: классическая трудность, которая есть у работников журналистики, — это то, что они почти все плохо образованы, имеют достаточно поверхностные фундаментальные знания, причем не только в той области, которая является их профильной. Это абсолютные дилетанты, не стремящиеся увидеть какую-то систему в том, что они делают. Когда ты с таким недостатком знаний сталкиваешься и спрашиваешь, почему люди не читали того или этого, они абсолютно искренне не понимают, зачем. А потом, когда ты им объясняешь, почему надо понимать хотя бы концепции Бодрийяра об обществе потребления, они сильно пугаются. Если заставить человека все-таки что-то прочитать, он затем обнаруживает, что написанное имеет прямое отношение к его деятельности, и начинает осознавать, то он чего-то не знает и ему нужно недостаток образования как-то восполнять. Причем Бодрийяр — это такой самый простой и поверхностный пример, есть гораздо более важные вещи: Маклюэн, например, который вообще не входит в базовую образовательную практику, хотя на сегодняшний день понимать принципы работы медиа без него практически невозможно. Потому, условно говоря, идея того, что медиа может сущестововать на нескольких платформах, в России начинается с придумывания всяких лишних слов про конвергентность. Хотя Маклюэн все четко объяснил: есть медиум и есть месседж. Медиумов может быть много: в зависимости от того, на каком медиуме вы хотите распространять месседж, вы должны его адаптировать под эту платформу. Эта простая мысль доходит до сознания большинства профессионалов с большим трудом, а в основном даже не доходит. Все потому, что они не получили этого базового знания на входе в профессию.


— Вы сказали, что всегда расстраиваетесь, когда говорите об образовании в области медиа, как исправить эту ситуацию?

Gatov— На самом деле она постепенно начинает исправляться — с появлением практиков, достаточно свободных в экономическом плане. Это позволяет им не задумываться о пропитании, а реально заниматься образованием — хотя бы своих же сотрудников. Это очень прогрессивно влияет на рынок. Я не говорю, что из этого вырастают какие-то реальные образовательные формы, но в некоторых компаниях это стало единственным стимулом для развития. Начальство стало понимать: «Блин, да вам просто знаний не хватает, дорогие мои журналисты. Вы ничего не знаете — вы, извините, тупые необразованные твари. Вы, допустим, разбираетесь в архитектуре, политике, живописи, но свою же профессию не можете описать в каких-то разумных терминах. Когда вас начинают спрашивать, в чем миссия журналистики, вы начинаете нести путаницу про призыв на баррикады или освещение борьбы на баррикадах — а и то, и другое — полный абсурд». Поэтому для меня «Постжурналист» — это такой проповедническо-образовательный проект с просветительской целью: я все-таки какие-то вирусы в души и мозги молодых людей внедряю. И мне совершенно неважно, будут ли они следовать за мной или за кем-то другим. Важно, чтобы двигались в правильном направлении.


Полную версию читайте на сайте theoryandpractice.ru

Категория: Статьи по теории журналистики | Добавил: kgu-journalist (03.03.2011)
Просмотров: 947
Всего комментариев: 0

avatar
 
Яндекс цитирования Rambler's Top100                                                                                           
Рейтинг@Mail.ru
Copyright Copyright kgu-journalist © 2017
Сайт создан в системе uCoz