Среда, 13.12.2017, 23:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Неофициальный сайт журфака КГУ
Форма входа
Меню сайта

Категории каталога
Интернет-журналистика [37]
Новости журналистики [8]
Статьи по теории журналистики [35]
Заработок: Копирайтинг, рерайтинг, фриланс [29]
Жанры журналистики [28]
Журналистика для начинающих [30]
Практика журналистики [14]
Видео по журналистике и филологии [35]
Вакансии для журналистов и копирайтеров [16]

Друзья сайта

Сайты курских СМИ

Наш опрос
Зарабатываете ли Вы с помощью журналистики в Интернете?
Всего ответов: 1423

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

| Рейтинг: 4.0/2 |
Главная » Статьи » Практика журналистики

Обязано ли СМИ раскрывать псевдоним автора статьи?
Авторство статьи: Центр "Право и СМИ"
Обязано ли СМИ раскрывать псевдоним автора статьи?

Использование авторского псевдонима, в том числе и в Курске, стало для современной прессы нормой. Однако что же решить - писать под своим именем или выбрать благозвучный, а, главное, безопасный псевдоним? Да и так ли уж безопасно его использование? Зачем вообще это нужно? Попробуем разрешить наши вопросы с помощью чрезвычайно полезной статьи.

В чем проблема?
Нередко самые острые материалы в средствах массовой информации публикуются и выпускаются журналистами в эфир не под собственным именем, а под псевдонимом. Распространенным аргументом в пользу этого является бOльшая (нежели в случае, если бы автор материала подписался своим настоящим именем) степень его физической безопасности. Ведь недовольные разоблачительной статьей или телепрограммой "герои" ее сюжета чаще всего обращают свой гнев не на редакцию СМИ или телекомпанию, а именно на подготовившего такой материал журналиста. Причем, практика показывает, что вероятность применения различных неправовых методов к отдельному журналисту значительно выше, нежели к редакции или телекомпании в целом.

Однако преимущества использования псевдонима при опубликовании каких-либо скандальных сведений не ограничиваются физической безопасностью журналиста. Помимо нее вымышленное имя защищает автора материала и от некоторых юридических неприятностей.

Что дает псевдоним в гражданском процессе?
Представим себе типичную ситуацию: в свет или в эфир вышел материал, который показался некоему лицу порочащим его честь, достоинство или деловую репутацию. Наиболее вероятным шагом такого лица будет обращение в суд с требованием опровергнуть распространенные сведения и компенсировать причиненный их распространением моральный вред. К суду в таких случаях, чаще всего, привлекают редакцию СМИ или телекомпанию, а также автора материала. Причем, главное исковое требование к распространившему порочащие сведения средству массовой информации заключается в публикации их опровержения, с автора же, кроме денег, истцу взять нечего. Кроме того, и суды, и истцы часто видят в авторе материала непосредственного "обидчика", которого следует "примерно" наказать. В таких случаях в судебных решениях возникает пункт о том, что тот или иной журналист обязан заплатить опороченному гражданину круглую сумму компенсации в счет понесенных им физических и нравственных страданий. Сумма компенсации может достигать нескольких тысяч (а иногда и десятков тысяч) рублей.

Разумеется, попытка журналиста скрыться за псевдонимом или анонимом не может на сто процентов гарантировать того, что ему не придется отвечать за написанный им материал. Но в большинстве случаев "чужая" подпись или отсутствие таковой приводит к тому, что единственным ответчиком по иску о защите чести и достоинства остается редакция распространившего этот материал средства массовой информации. Основанием к решениям судов о том, что автор неподписанного материала не должен привлекаться к ответственности, является Постановление Пленума Верховного суда РФ от 18.08.92 #11, пункт 6 которого устанавливает, что при опубликовании или ином распространении порочащих честь, достоинство или деловую репутацию сведений без обозначения имени автора ответчиком по делу является редакция соответствующего средства массовой информации. В качестве примера материала, под которым отсутствует имя автора, Верховный суд РФ назвал "редакционные статьи". Однако представляется, что правило, зафиксированное в пункте 6 Постановления, распространяется и на те случаи, когда имя автора указано, но является вымышленным.

Судебная практика последних лет знает несколько случаев, когда иски о защите чести и достоинства все же предъявлялись одновременно к средству массовой информации и автору материала, под которым стояли вымышленные, а не реальные фамилия и имя журналиста. В единичных случаях суд даже рассматривал и удовлетворял такие иски. Однако, вынесенные по ним решения не имели ни малейших правовых последствий, поскольку возлагали те или иные обязанности (в частности, выплатить компенсацию морального вреда) на "псевдоним", то есть на то лицо, которого в действительности не существует. Некоторые организации (особенно государственные органы), стараясь обеспечить себе возможность "наказать" при необходимости аккредитованного при них журналиста, требуют указать его псевдоним в заявке на аккредитацию. Но и эта мера не является эффективной, поскольку журналист может иметь несколько псевдонимов и "придумывать" себе новое имя для подписания каждой новой статьи.

Таким образом, за исключением тех случаев, когда журналист сам охотно раскрывает свое настоящее имя и вступает в гражданский процесс на стороне редакции, иски к "псевдонимам" бывают успешными крайне редко.

А если возбуждено уголовное дело?
В отличие от гражданско-правовой ответственности, к которой могут быть привлечены как физические, так и юридические лица, обвиняемым по уголовному делу может быть только конкретное физическое лицо
В связи с этим многих интересует вопрос, может ли лицо, производящее расследование по уголовному делу, возбужденному по факту оскорбления (статья 129 УК), либо клеветы (статья 130 УК), потребовать от редакции раскрыть псевдоним автора материала. С подобным вопросом в Центр "Право и СМИ" обратилась, в частности, Нина Ефимова, член Экспертного совета по информационным спорам Союза журналистов Республики Марий Эл, которая сообщила, что Прокуратурой города Йошкар-Олы расследуется уголовное дело, возбужденное по факту оскорбления кандидата должность президента Республики Марий Эл. Суть вопроса сводится к тому, может ли редакция средства массовой информации, в котором был опубликован подписанный псевдонимом материал, содержащий признаки оскорбления, отказать Прокуратуре в предоставлении информации о том, кто является его автором.

Необходимо отметить, что ситуация, когда правоохранительные органы обращаются к редакциям средств массовой информации с требованием предоставить информацию об авторе статьи, "скрывающемся" под псевдонимом, является чрезвычайно распространенной. В случае с Прокуратурой основанием для такого требования является Закон "О прокуратуре Российской Федерации". Абзац 2 пункта 1 статьи 22 ("Полномочия прокурора") этого Закона устанавливает: "Прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе требовать от руководителей и других должностных лиц: представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений: вызывать должностных лиц: для объяснений по поводу нарушений законов". Таким образом, как следует из процитированной нормы, прокурор может потребовать от редакции средства массовой информации в лице ее главного редактора предоставления необходимых сведений. По мнению некоторых прокуроров, к таким сведениям относится и информация об имени автора статьи, опубликованной им под псевдонимом или анонимно.

Однако, помимо Закона "О прокуратуре Российской Федерации", к описанному в письме случаю применима и часть 2 статьи 41 ("Конфиденциальная информация") Закона "О средствах массовой информации", которая устанавливает: "редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени". Единственным исключением из этого правила являются случаи, "когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом".
Представляется, что автор статьи или иного материала может быть признан "источником информации", либо "лицом предоставившим сведения" в смысле части 2 статьи 41 Закона "О средствах массовой информации". Ссылаясь на эту норму, редакция не только может, но и обязана отказать прокурору в предоставлении информации об авторе статьи, предоставившем ее с условием неразглашения своего настоящего имени. В случае, если прокурор будет настаивать и требовать от редакции назвать автора такого материала даже в нарушение требований части 2 статьи 41 Закона "О средствах массовой информации", это может привести к невосполнимой утрате доказательственной силы сведений, предоставленных редакцией. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться в суде.

Как может поступить прокурор?
В этой ситуации прокурору следует на соответствующей стадии производства по уголовному делу инициировать истребование информации об имени автора материала через суд. В случае, если редакция раскроет имя автора, предоставившего материал на условиях конфиденциальности в ответ на требование суда, такая информация будет получена следствием в соответствии с законом и ответ редакции может быть приобщен к делу как допустимое доказательство.

Однако, и без помощи со стороны судьи прокурор имеет возможность на законных основаниях получить информацию о том, кто на самом деле является автором той или иной статьи, по факту опубликования которой возбуждено уголовное дело. Такая возможность есть, но для того, чтобы правильно ее реализовать, прокурору следует ссылаться не на Закон "О прокуратуре Российской Федерации", а на действующий Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (УПК). Незначительно поменяв статус лица, у которого он берет показания, прокурор (равно как и иное должностное лицо, ведущее следствие или дознание) может в обход нормы пункта 2 статьи 41 Закона "О средствах массовой информации" получить нужную ему информацию. Ведь Закон "О средствах массовой информации" требует сохранять в тайне источник информации только от "редакции средства массовой информации". Вызывая главного редактора и требуя от него показаний в этом качестве, следователь, безусловно, нарушает указанную норму. Однако, в случае, если тот же главный редактор привлекается к даче показаний не в качестве руководителя (должностного лица) редакции средства массовой информации, а просто как "свидетель", действие пункта 2 статьи 41 Закона "О средствах массовой информации" на него не распространяется.

Статья 72 ("Лица, вызываемые в качестве свидетелей") УПК устанавливает, что "в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу". Основанием для вызова лица в качестве свидетеля служит предположение о том, что ему известны какие-либо данные об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. УПК устанавливает закрытый перечень лиц, которые не могут допрашиваться в качестве свидетеля. Помимо прямо указанных в этом списке лиц (защитник обвиняемого - об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника; представитель профессионального союза и другой общественной организации - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя и др.), лишь священнослужители могут на законных основаниях отказаться от дачи свидетельских показаний по обстоятельствам, ставшим им известными из исповеди. Журналисты в этом перечне не упомянуты.

В соответствии со статьей 73 ("Обязанности свидетеля") УПК свидетель обязан явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда и дать правдивые показания: сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы. В качестве свидетеля статья 74 ("Показания свидетеля") УПК позволяет допросить главного редактора о любых обстоятельствах, в том числе о личности подозреваемого в совершении преступления лица. Игнорирование вызова в качестве свидетеля не может принести успеха, поскольку при неявке свидетеля без уважительной причины лицо, производящее дознание, вправе подвергнуть его приводу. Причем за отказ или уклонение от дачи показаний свидетель несет ответственность (максимальная санкция - исправительные работы на срок до одного года, либо арест на срок до трех месяцев) по статье 308 Уголовного кодекса РФ (УК). Неправильным с правовой точки зрения поведением главного редактора было бы его заявление о том, что он ничего не знает об обстоятельствах, интересующих следствие. Если будет доказано, что такое заявление было заведомо ложным, он будет привлечен к ответственности за дачу заведомо ложных показаний по статье 307 УК (максимальная санкция - исправительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до трех месяцев).

Есть ли выход?
Пожалуй, единственной возможностью для главного редактора избежать по тем или иным причинам нежелательной для него дачи показаний об авторе опубликованной в его издании статьи, в связи с которой было возбуждено уголовное дело, является ссылка на пункт 1 статьи 51 Конституции РФ. Данная конституционная норма гласит: "никто не обязан свидетельствовать против себя самого". Главный редактор вправе сослаться на то, что в соответствии с частью 5 статьи 19 Закона "О средствах массовой информации" он несет ответственность за нарушения законодательства, связанные с деятельностью средства массовой информации. Следовательно, давая показания (пусть даже в качестве свидетеля) по уголовному делу, возбужденному по факту оскорбления, распространенного в возглавляемом им средстве массовой информации, он фактически может свидетельствовать против себя. Возбудить в этом случае против него уголовное дело за отказ от дачи показаний следователь не сможет, поскольку статья 308 УК содержит оговорку, запрещающую привлечение к ответственности лица, отказавшегося давать показания против себя.

Как эта проблема решена в США?
Центр "Право и СМИ" попросил Герберта Терри (Herbert A. Terry), профессора факультета телекоммуникаций, радио и телевидения Университета штата Индиана (США), прокомментировать проблему с позиции законодательства Соединенных Штатов и прецедентов, созданных и применяемых американскими судами. Профессор Терри сообщил, что в американском суде уголовное дело о клевете рассматриваться не может. Все случаи, когда то или иное лицо считает себя опороченным, разрешаются в рамках гражданского процесса о диффамации. Причем, во всех подобных случаях истец пользуется услугами адвоката или защищает свои права сам, но прокурор в дела о диффамации не вмешивается. Первой возможной ситуацией, в которой редакция будет обязана раскрыть подлинное имя своего источника информации или автора статьи, является гражданский процесс по делу о диффамации, в котором она выступает ответчиком. Однако такая обязанность возникает для редакции отнюдь не автоматически, а лишь по требованию суда и после достаточно сложной процедуры, которую чаще всего называют "тестом". Этот тест был сформулирован судьями, имевшими особое мнение по делу Бранцбург против Хайеса (Branzburg v. Hayes), рассмотренному Верховным судом США в 1972 году. Тест состоит из трех частей, причем положительный ответ на каждую из них является обязательным для принятия судом решения о необходимости раскрыть аноним или псевдоним источника. Истцу необходимо доказать, что, во-первых, личность источника информации безусловно имеет отношение к делу о диффамации, рассматриваемому на данном процессе; во-вторых, что подлинное имя источника информации является ключевым условием без которого это дело не может быть правильно разрешено; и в третьих, что не существует другого пути выяснить подлинное имя источника информации, кроме как принудить редакцию его раскрыть. Возможна и вторая ситуация, в которой редакция будет обязана раскрыть подлинное имя своего источника информации или автора статьи - это ситуация, когда американский прокурор, расследует то или иное уголовное дело (например, убийство) и хочет выяснить подлинное имя автора статьи, которая опубликована анонимно или под псевдонимом, поскольку в ней сообщается, что ее автор был свидетелем данного преступления и знает нечто чрезвычайно важное для его раскрытия. Американский прокурор может лишь просить, но не имеет права потребовать от редакции раскрытия подлинного имени автора такой статьи. Однако, редакция или любой из ее сотрудников будет обязан раскрыть псевдоним перед "большим жюри" (grand jury - расширенный состав присяжных заседателей в количестве от 12 до 23 человек). Согласно уже упоминавшемуся ранее решению Верховного Суда США по делу Бранцбург против Хайеса, не существует права для журналистов отказаться от раскрытия подлинного имени источника информации, когда этого требует "большое жюри". В основе этого прецедента лежит принцип системы американского уголовного правосудия - она нацелена на использование для наказания преступника всех возможных свидетельств.



Категория: Практика журналистики | Добавил: kgu-journalist (02.09.2010)
Просмотров: 4190
Всего комментариев: 0

avatar
 
Яндекс цитирования Rambler's Top100                                                                                           
Рейтинг@Mail.ru
Copyright Copyright kgu-journalist © 2017
Сайт создан в системе uCoz